Уважаемые читатели! Публикуем сокращённую версию интервью Андрея Зуева информационному агентству «PenzaNews». Данный материал вышел в специальном выпуске газеты «Пензенская искра» 4 сентября 2017 года, который уже распространён на территории Городищенского, Лопатинского и Шемышейского районов Пензенской области.

 

Андрей Зуев родился в Пензе, но своей малой родиной считает рабочий посёлок Чаадаевку Го- родищенского района. Вместе с родителями он переехал сюда ещё в детстве. Живет в этом не большом населенном пункте с численностью чуть более 7 тыс. человек 42-летний экс-депутат и сейчас – вместе с женой Анной, 15-летним сыном и маленькой дочкой. Многие из местных жителей с Андреем Зуевым знакомы лично. И, несмотря на то, что Андрей с 5 апреля 2016 года лишен полномочий депутата Законодательного Собрания, эти люди по-прежнему считают его своим народным избранником и защитником, поскольку, по их словам, зачастую ждать помощи просто не от кого. Более того, они не верят в то, что Андрей Зуев мог совершить преступление. Сельские жители не заявляют, как это принято в городе, о политическом подтексте дела Зуева, а говорят проще: «На Андрея наговорили» или «Он мешал Бочкарёву».

 

1 мая 2013

 Выступление на митинге 1 мая 2013 года

 

 Итак, 5 лет назад на выборах в областное Законодательное Собрание народ выбрал Вас своим депутатом. Спустя год, 4 декабря 2013 года, вы были задержаны по подозрению в бандитизме. В тот же день состоялась совместная пресс-конференция руководителей двух правоохранительных ведомств – главы следственного управления СКР Олега Трошина и Юрия Рузляева, который тогда только еще исполнял обязанности начальника регионального управления МВД РФ. Собственно говоря, в этот день впервые, наверное, публично в СМИ, на телеканалах, в интернете и прозвучали такие фразы, как «банда Зуева» или «преступная группировка "Зуевские"». Со временем они укоренялись в сознании, поскольку этому большое внимание уделяли журналисты. При этом серьезный акцент делался на политической принадлежности, что Вы – депутат не от «Единой России», а от КПРФ. Если мысленно отмотать это время на 3,5 года назад, Вы помните, как прошел тот день, 4 декабря 2013 года? Как Вас задерживали?

 

 – Рано утром в дверь позвонили: «Откройте, у нас санкция на обыск». После моего отказа открыть они начали пилить дверь болгаркой. Я открыл. Зашло примерно 10 человек. Проснулись жена с дочкой. Дочка сильно испугалась, увидев людей в масках и с автоматами. В ходе обыска ничего не нашли, сказали собираться. Я спросил: «С вещами?» Ответили: «Да». Я понял, что это все, арест. Честно говоря, я ожидал, что так будет. У меня уже была определенная информация.

 

 – Что было дальше?

 

– Привезли в Следственный Комитет. Там я узнал, что меня обвиняют в бандитизме. Я отказался от дачи показаний. Два дня меня держали в изоляторе, потом отвезли в СИЗО. Поместили в одиночную камеру, где в общей сложности я пробыл 2 года 1,5 месяца.

 

 – В октябре 2014 года следствие по Вашему делу закончилось. Но, что интересно, в обвинении уже не было ст. 209 УК РФ «Бандитизм». Куда она делась?

 

 – Следствие её прекратило «за отсутствием состава преступления». Мне было разъяснено право на реабилитацию и имущественное возмещение вреда, причинённого незаконным уголовным преследованием.

 

DSC07796

 Акция в защиту Андрея Зуева

 

 – Вы воспользовались этим правом?

 

 – Да, я обратился с иском в суд. Три месяца назад Министерство финансов РФ выплатило мне 150 тысяч рублей.

 

 – До суда, как мне известно, дошли лишь 6 эпизодов вымогательства. Причем по двум из них было вынесено постановление о прекращении в связи с отказом прокурора от обвинения. Более того, суд признал за Вами право на частичную реабилитацию. Факты вымогательства признаете?

  

– Нет. Вымогательств не было. В самом вымогательстве должно быть два состава: требование и угроза. Ни один из четырёх «потерпевших» не сказал, что ему кто-то угрожал. По сути, то, в чём меня обвиняли, – это слова, якобы сказанные более 10 лет назад, которые не подтверждены никакими записями. Вообще ничем. Возникает вопрос: почему «потерпевшие» молчали о будто бы совершённых в отношении них преступлениях более 10 лет?

 

 – После Вашего ареста многие СМИ, не дожидаясь решения суда, обвиняли Вас в создании банды «Зуевские» и совершении различных преступлений. Как Вы это объясняете?

 

 – Пока я был в изоляции, я не мог защищаться. Очень удобно навешивать ярлыки на человека, не способного дать сдачи. За время моего отсутствия в отношении меня в СМИ часто звучали обвинения, которые в итоге не нашли подтверждения. Я хочу кое-что пояснить. Во-первых, никакой банды «Зуевские», как и ОПГ «Зуевские», никогда не было. Если бы они были, то был бы и соответствующий приговор суда. Такого приговора нет. Банда – это устойчивая вооруженная группа, созданная в целях нападения на граждан. Как я уже говорил, мне пытались вменить данную статью, но потом её прекратили, а государство выплатило мне компенсацию за незаконное уголовное преследование. Однако такие словосочетания, как ОПГ «Зуевские», банда «Зуевские» рядом с моей фамилией в интернете в том или ином виде присутствуют. Это результат массированной информационной кампании против меня, которая велась как вполне законно с помощью СМИ, которые всего лишь транслировали то, что говорят люди в погонах, так и незаконно, когда некоторые персонажи – не буду называть фамилии – размещали про меня в интернете несоответствующие действительности статьи и видеоролики. Они просто занимались вбросами, чтобы очернить меня. То, в чём меня обвиняли, я не совершал. Но СМИ об этом молчат. Все охотно трезвонили о том, что Зуев – бандит, но как-то очень аккуратно и тихо все обошли стороной информацию о моём освобождении в зале суда, про то, что я несудимый.

 

 – Интересный момент: нигде не нашел, что Вами использовалось какое-то оружие. Организация банды, если внимательно прочитать ст. 209 УК РФ, подразумевает именно его применение. Там везде говорится об «устойчивой вооруженной группе», которая создается в целях нападения на граждан.

 

– Нигде не написано, потому что никакого оружия и не было. Данная статья УК РФ действительно указывает на то, что если это банда, то она должна быть вооружена. Самое интересное, что, когда меня арестовали, сразу по телевизору стали показывать сюжеты про то, какой я страшный человек. И при этом транслировали кадры с оружием – гранатометы, пистолеты, автоматы. Вообще из каких-то других сюжетов взяли, наверное, когда готовили материалы про реальных гангстеров. А у людей, думаю, сложилось впечатление, что это все у меня отобрали, и что я действительно бандит. Полагаю, это был конкретный заказ на меня.

 

image

 Андрей Зуев с женой и дочкой. Через неделю после освобождения

 

– Вы считаете, что дело против Вас было политическим?

 

 – Безусловно. Начиная с 2009 года люди выбирали меня депутатом сначала в Комитет местного самоуправления поселка Чаадаевки, потом в Собрание представителей Городищенского района. Все это время я активно вел и общественную, и политическую деятельность, занимался вопросами благоустройства, помогал людям, как мог. Постоянно требовал от администрации помощи. А когда в том же 2012-м году я прошел в Законодательное Собрание Пензенской области, да еще и от оппозиционной партии, то, думаю, стал для власти опасен вдвойне. Вероятно, тогда и было принято решение меня нейтрализовать, да не просто так, а, чтобы конкретно, надолго, если не навсегда.

 

 – Только я все-таки не совсем понимаю, что плохого в том, что Вы столь активно занимались вопросами благоустройства? По-моему, администрация должна была радоваться тому, что есть такие люди.

 

 – Действительно, я тоже поначалу искренне так и думал, что я же хорошие дела делаю, мне должны помогать. Но этого не происходило. И было определенное недопонимание с чиновниками на этот счет. Учитывая, что те, кто из «Единой России», ничего этого не делали, а я делал, на этом фоне они смотрелись хуже. А делать, что делал я, они, наверное, не хотели, не считали нужным. Я не знаю.

 

 – Надо сказать, что Георгий Камнев после Вашего ареста одним из первых – если даже не самый первый – заявил о том, что дело политически мотивировано. Более того, он неоднократно об этом говорил и потом – в феврале 2014 года в своем интервью; затем – в ноябре, когда надеялся, что вынесут оправдательный приговор; в марте 2015-го очень точно подметил, что окончание следствия совпало со стартом губернаторской гонки. И именно Георгий Камнев указывал на информационный шум, искусственно созданный в проправительственных СМИ, в том числе на телевидении и в районных газетах.

 

– Я очень благодарен за ту поддержку, за то, что в меня верили однопартийцы, в первую очередь Георгий Петрович, что от меня не отвернулись, не бросили, потому что все прекрасно понимали: дело политическое. Иначе, почему меня правоохранительные органы не трогали все эти годы, раз уж это все было действительно совершено давным-давно? Почему все это началось, только когда я стал для них костью в горле? Объяснение этому одно: меня нужно было убрать. Более того, попытки возбудить в отношении меня уголовное дело были и раньше, но они ничем не увенчались. По их логике я должен был, наверное, испугаться и на половине пути отступить.

  

– Андрей Викторович, большой общественный резонанс весной 2013 года получили два видеоролика, которые были обнародованы на YouTube – о чаадаевском филиале областного противотуберкулезного диспансера и об очистных сооружениях в поселке. Речь шла о ненадлежащей очистке канализационных стоков и о большой вероятности попадания туберкулезной палочки в Суру, из которой воду пьют жители Пензы. Областным властям тогда пришлось спешно проводить пресс-конференцию, а потом инициировать контрольные проверки. Вы же в свою очередь выступили с публичным обращением к губернатору Василию Бочкареву и попросили его лично разобраться в нарушениях природоохранного законодательства.

 

– Я поднимал этот вопрос и на сессии Законодательного собрания Пензенской области. Разумеется, это не нравилось главе администрации Городищенского района Геннадию Березину и тогдашнему губернатору Василию Бочкареву. И проверки были, но только для того, я считаю, чтобы ничего не найти. Точнее, найти какое-нибудь маленькое нарушение, раз уж все так громко получилось, кого-то оштрафовать или пожурить и оставить все так, как было. Год назад диспансер попросту закрыли, больных перевезли в Пензу. И это, думаю, устраивает всех – нет туберкулезных больных, нет палочки Коха в канализации, значит, и нет никаких эпидемических стоков в Суру. То есть, вообще теперь проблемы никакой нет. Удобно, что сказать.

 

 – В августе 2013 года Вы уличили Геннадия Березина и его водителя в нарушении ПДД. Был видеоролик, где Вы и другие люди буквально живым щитом остановили служебный автомобиль чиновника.

 

– Да, там была пешеходная улица – Октябрьская, а он проезжал под знак «Движение запрещено». Мы остановили тогда машину, вызвали сотрудников Госавтоинспекции. Они оштрафовали водителя. Рядом сидел Березин, на заднем сиденье – его жена, руководитель Пенсионного фонда в Городище.

 

 – Хорошо, с Березиным понятно. Вы его, мягко говоря, критиковали, много раз требовали его отставки с поста главы администрации. А с бывшим губернатором какие у Вас были отношения?

 

– Относительно Березина договорю: я требовал его отставки потому, что считал и считаю, что он район довел. Что касается бывшего губернатора, я его тоже жестко критиковал. И на митингах, и в Законодательном собрании. Там у нас с ним случались перепалки. У него такое поведение было: он просто сидит и кого хочет перебивает. По идее, сам орган – Законодательное Собрание – над губернатором, а по факту Бочкарев был хозяин. Кто бы ни говорил, он всех перебивал, и все сразу хвосты прижимали. Однажды его «переклинило», и он начал критиковать меня, а я стал ему отвечать. Помню, у многих окружающих был шокированный вид. Потом, когда сессия закончилась, некоторые из них ко мне подходили, чтобы руку пожать. Позднее, когда у Бочкарева был годовой отчет о деятельности, никто серьезных вопросов не задавал, а я речь на 20 минут заготовил. Мне не то, что говорили прекратить, на меня вообще кричали. Я знаю, что во время моего избрания в 2012 году на Георгия Петровича Камнева давили, чтобы я не прошел. По сути, это все началось тогда. Возможно, органы торопили, потому что я «газовал». Нужно было меня не просто убрать, а посадить и очернить. Это должно было быть громкое дело. Нужно было арестовать и сразу по всем телеканалам показать.

  

– Андрей Викторович, Вы же понимаете, что губернатор не имеет права давать какие-либо указания ни начальнику управления МВД, ни руководителю управления СКР, если Вы об этом.

 

– По закону нет, но он может их… попросить. Думаю, оказывалось определенное давление.

 

 9may11

 День Победы. вручение подарков ветеранам и вдовам участников войны

 

– Иными словами, Вы хотите сказать, что Василий Бочкарев видел в Вас угрозу как в человеке, который может ему возразить, открыто высказать свое мнение как в парламенте, так и на митингах?

 

– Да, думаю, он видел, что если меня не остановить сейчас, потом для него будет больше проблем. Тем более вскоре уже должен был решаться вопрос о том, быть ему губернатором на новый срок или нет. Очень немаловажно, на мой взгляд, то, что ему в этот период нужно было показать Кремлю свою прыть, показать, как он умело «расправляется» с неугодными. Не просто посадить человека и сделать из него «мученика», а сделать все красиво, чтобы это муссировалось на самом верху. Полагаю, он явно рассчитывал, что в Кремле это оценят. Но это лишь мое мнение, не более.

 

 – После того, как был суд в Городище 12 января 2016 года, который вынес приговор, и Вы были освобождены, последовала жесткая реакция со стороны регионального отделения партии «Единая Россия». Также свое слово сказали и в ЛДПР. Но, что интересно, какой-либо информации в СМИ о том, что никакой банды нет, тогда не появилось. На суд приезжал, если не ошибаюсь, только один местный телеканал и фотограф. Мельком прошла информация и об апелляции на приговор. Зато все запомнили про «депутата-бандита» Зуева. Почему СМИ, на Ваш взгляд, не проявили должного внимания к теме освобождения? 

 

– Я думаю, СМИ зависимы от управления внутренней политики правительства Пензенской области. Им дали ЦУ, они и писали изначально. Кто-то гнался за сенсацией, кто-то исполнял заказ. А сообщать потом обратное – значит, признавать свои ошибки. Этого никто из них не хотел. Может быть, не давали команды об этом информировать. Это, возможно, была нежелательная тема для СМИ и тех, кто стоит над ними. Желательная информация была в том, что я якобы бандит и сидеть буду долго, а нежелательная – что ничего не получилось.

  

– Какой была Ваша первая мысль, когда Вы услышали приговор?

 

 – Наконец-то все это закончилось, и, слава богу, что судья не стал брать грех на душу. Я понимаю, что реально мог сидеть долго. Изначально мне 20 лет пророчили, потом 9 просили. Я не знаю, на что бы все эти годы жила моя семья. Находясь под арестом, я не чувствовал себя виновным, преступником. Для сотрудников УФСИН, конечно, я был обычным арестованным, но я видел, что и они понимали, за что я на самом деле сижу. Ведь я никого не убил, ничего ни у кого не украл, а по факту находился там за свои убеждения. Я был неугоден действующей власти, и меня убрали, нашли причину. В 1937 году была 58-я статья «Враг народа». Сейчас такой статьи нет, но подходящую статью при желании найдут для каждого человека отдельно. Мне нашли подходящую.

  

10 сентября 2017 году состоятся выборы в Законодательное Собрание Пензенской области. КПРФ вновь выдвинула Вас своим кандидатом. После всего, что с Вами произошло, не страшно вновь идти во власть?

 

 – Страшно. Но, пообщавшись с людьми, я вижу, что многие меня поддерживают. Это воодушевляет. Я иду, чтобы помогать людям. Делать то, чем я, собственно, и мешал власти и за что пострадал.

 

 – Что нужно сделать вашим избирателям, чтобы Вы вновь стали их депутатом?

 

– 10 сентября каждый избиратель должен получить на избирательном участке три бюллетеня. Один – для выбора в районное Собрание представителей и два – для областного Законодательного Собрания. Из двух последних один будет за кандидата, второй – за партию. Нужно проголосовать за КПРФ. В бюллетене за партии она будет восьмой сверху.

 

 – Вы осознаете, что сегодня против Вас снова развернута массированная информационная кампания?

  

– Понимаю.

 

 – Как будете с этим бороться?

 

– Правдой

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход/Регистрация